MirZnaet.ru

Лучшее из переведенного

ЕЖЕГОДНОЕ ОБРАЩЕНИЕ главы группы финансовых компаний к клиентам и партнерам по итогам 2016 года (вводная часть) - ПЕРЕВОД И ОРИГИНАЛ просмотров: 586

 


Сегодня я в жизнерадостно-черном


«Псевдоправда»[1] – было выбрано словом года 2016.  Объясняя свой выбор, коллегия, состоящая из членов Общества немецкого языка и сотрудников издательства «Оксфордский словарь» заявила, что «враждебность к находящимся наверху побуждает все более широкие круги населения игнорировать факты и даже принимать на веру очевидную ложь».  Когда я готовился поделиться своими мыслями о происходящем в мире и нашей компании с друзьями и партнерами, начать с этого показалось мне очень уместным.  Помимо этого, картина современного мира и мирового хозяйства характеризуется, по-моему, такими ключевыми словами, как брексит, Трамп, терроризм, беженцы, новые технологии, социальные сети, разрушение связей, изменение климата, доверие и лидерство.


Если решение таково, я предпочел бы
остаться при своих проблемах


Пропасть между богатством и бедностью расширяется стремительно и безжалостно: восемь богатейших людей имеют теперь столько же, сколько 3,6 миллиарда беднейших.  Покупательная способность рабочего класса западных стран падает или, в лучшем случае, остается неизменной, а средний класс сталкивается с финансовыми трудностями повсеместно.  Поэтому доверие, питаемое этими сегментами общества к своим политическим и экономическим лидерам, подрывается и рушится на глазах, и призывы к силам, способным установить новые стандарты, относясь к их проблемам со всей серьезностью, слышны из их уст все громче.


Лишь осознав растущую роль эмоций в общественной жизни, мы сможем объяснить, почему британцы проголосовали за брексит, а американцы избрали своим 45-м президентом Дональда Трампа.  Политические и экономические элиты шокированы этими тревожными сигналами, поступающими от избирателей, и заняты пока зализыванием ран, в то время, как выборы, грядущие в 2017 году в Нидерландах, Франции, Германии и Италии обещают новые испытания для ЕС и Европы в целом.  Как гласит старая немецкая пословица: «Сколько бадье в колодце не плескаться, однажды расколется».  Говоря более конкретно и современно, людское доверие не пинкод, с которым можно ошибиться дважды.


Любитель построил ковчег, профессионалы – Титаник


Недавно главы правительств, руководители предприятий, ученые и мыслители всего мира собирались в Давосе на Всемирный Экономический форум, учредителю которого, Клаусу Швабу, и его сотрудникам год за годом удается собирать эту компанию избранных в швейцарских Альпах, чтобы обсудить насущные и стратегические вопросы улучшения обстановки в мире.  Я принимаю участие в работе ВЭФ уже более десяти лет, и на этот раз посетил его вместе с моей женой.  Побывать в Давосе для меня все равно, что вернуться на неделю в университет: поинтересоваться мнением влиятельных людей по важнейшим вопросам, завязать новые связи на самом высоком уровне.  Однако, на этот раз все было несколько иначе.


Мне показалось, что элита несколько подрастеряла уверенность в себе.  Обилие факторов риска – от установления «мирового порядка «Т»» (Трампа) и брексита до беженцев, терроризма и скепсиса в отношении европейского проекта как такового – заронило в их души зерна сомнений.  Кроме того, 2016 год был самым жарким за всю историю метеорологических наблюдений (с 1880 года).


«Ничто теперь не напоминает того, что было пять лет назад, а через пять лет ничто не будет таким, каким мы его видим сегодня,» – сказал бывший премьер-министр, обращаясь к присутствующим на званом обеде.  В своей речи о будущем Европы общительный председатель Европарламента Мартин Шульц с видимым раздражением говорил об управленческих и структурных проблемах ЕС, у которого есть 750 заседающих в Брюсселе парламентариев, но нет доверия избирателей, что совершенно не случайно.


Много говорили также о «разрушении связей», то есть процессах стремительного вытеснения и дезинтеграции традиционных коммерческих схем и целых рынков.  Разрушение это происходит под влиянием, в ряду прочего, новых технологий, искусственного интеллекта, интернета и социальных сетей.  Эта тема также способствовала созданию в Давосе атмосферы неопределенности, тогда как в предыдущие годы разрушение связей виделось в положительном свете – источником новых возможностей.  В перерыве между двумя заседаниями мне довелось пообщаться на тему о переживаемом нами интересном времени с предпринимателем из Канады, который заявил: «Интересное – это слабо сказано, – и продолжил, косясь на мой бейдж с надписью «Швейцария», – Но для вас удачное».  Спрос на услуги тихих финансовых гаваней вновь высок, о чем ясно свидетельствуют отрицательные процентные ставки по депозитам в швейцарских франках.


Председатель КНР Си Цзиньпин, как истинный государственный деятель, умело воспользовался возможностью выступить на открытии ВЭФ, сделав заявку на занятие своей страной пустующего места мирового лидера, говоря о Китае как о ведущей мировой державе.  Здесь он предстал в качестве своеобразного «анти-Трампа», предостерегая против торговых войн в мире переплетенных судеб, чем заслужил бурные аплодисменты, несмотря на то, что вопрос, преуспеет ли Китай на капиталистическом пути больше, чем на коммунистическом, остался открытым.


По пути домой я задавался вопросом, насколько долго эта группа избранных будет «парализована анализом», прежде чем перейдет в режим, позволяющий планировать и предпринимать активные шаги, используя открывающиеся возможности.






[1] Англ. «post-truth», нем. «postfaktisch”.




 


 


 


 


 


I’m wearing a cheerful black today.


 


„Post-truth“ has been chosen as the word of 2016. Explaining their choice, the jury of the Society for the German language and the Oxford Dictionary said that „animosity to those at the top has prompted ever larger sections of the population to ignore facts and even to accept obvious lies“. As I prepared my annual reflections on global events and the world of our company for friends and partners, this seemed a fitting place to start. The other key words in my assessment of the global and economic picture are Brexit, Trump, terrorism, refugees, new technologies, social media, disruption, climate change, trust and leadership.


 


 


If that’s the solution, I’d rather have my problems back.


 


The gap between rich and poor is widening mercilessly: the eight richest people in the world now have as much wealth as the 3.6 billion poorest. The working classes of the western world are seeing their purchasing power fall or at best stagnate, while in many places the middle class is facing financial pressure. Whatever trust these sections of the population had in their political and business leaders is crumbling, and their calls for new standard bearers who will take their everyday concerns seriously are getting louder and louder.


 


If we accept that emotions are becoming increasingly important, it’s easier to understand why the British chose Brexit, and why Donald Trump has been elected as the 45th President of the United States. Political and economic elites have been shocked by these wake-up calls from voters and are licking their wounds; with elections due in the Netherlands, France, Germany and Italy in 2017, the European Union and the Euro are very much on trial. An old German proverb tells us: “The pitcher goes to the well until it breaks”. And trust is not a PIN code that gives you three attempts.


 


 


 


An amateur built the ark. Professionals built the Titanic.


 


Heads of governments, business leaders, professors and thinkers from all over the world recently gathered in Davos for the World Economic Forum. Every year, founder Klaus Schwab and his team manage to bring this elite company to the Swiss mountains to discuss how the world could be made better. I’ve been a member of the WEF for more than 10 years, and was there again this year with my wife. For me, Davos is like going to university for a week: hearing the latest key insights from leading figures and making business contacts at the highest level. But this year felt a bit different.


 


It seemed to me that the elite had lost some of their self-confidence. Myriad risks – from the „T“ word (Trump) and Brexit, to refugees, terrorism and general skepticism about the European project – have sown the seeds of insecurity. 2016 was also the hottest year since climate records began in 1880.


 


„Nothing today is like it was five years ago. And in five years’ time, nothing will be like it is today,“ said a former prime minister in his address to a private dinner. In a speech on the future of Europe, a visibly irritated Martin Schulz, the outgoing president of the European Parliament, talked about the management and structural problems of an EU that has 750 parliamentarians in Brussels and that has lost the trust of the electorate – for good reason.


 


There was also much talk of „disruption“, i.e. processes that rapidly replace or destroy existing business models or even whole markets. Such disruptions are driven by, among other things, new technologies, artificial intelligence, the internet and social media. The subject contributed to the climate of uncertainty at Davos, whereas in previous years disruption has often been seen as a positive source of opportunity. In a break between two meetings, I had the chance to talk about our interesting times with an entrepreneur from Canada. He suggested that „interesting“ was an understatement and said, with a glance at the „Switzerland“ on my name badge, „good for you guys“. Safe havens are in demand again, as the negative interest rates on the Swiss franc show all too clearly.


 


China’s President Xi Jinping skilfully used his clever, statesmanlike opening speech at the WEF as a bid to fill the obvious global leadership vacuum, positioning China as the leading global power. He came across as the “anti-Trump”, warning against trade wars in a world where all our destinies are intertwined, and earned much applause – although the question of whether China will be better at capitalism than communism remained open.


 


The question I asked myself on the way home was how long this elite group will remain in the grip of „paralysis by analysis“ before it switches to a more entrepreneurial, opportunity-exploiting mode of thinking and acting.


 

- 0 +    дата: 10 февраля 2017

   Загружено переводчиком: Румынский Вадим Владимирович Биржа переводов 01
   Язык оригинала: английский    Источник: http://www.multitran.ru/c/m.exe?a=116&UserName=Vadim%20Rouminsky&l1=3&l2=2