MirZnaet.ru

Лучшее из переведенного

Environment: Now What? просмотров: 850

Окружающая среда


И что теперь?


Киотский протокол не спасет планету. Нам необходим надежный и комплексный план. И быстро!


Американский эколог Гаррет Хардин в своем произведении «Трагедия общин» описал весьма мрачное будущее для всего человечества. Его конструктивное эссе, опубликованное в 1968 году в журнале «Наука» (авторитетный научный журнал), описывает, как свободно доступный ресурс (в нашем случае, Бостонская община и ее общественное пастбище) был уничтожен пастухами, заботящимися только о своих интересах и выгуливающими свой скот, не беря во внимание пропускную способность данной местности. Спустя 40 лет после того, как эссе было опубликовано, эта тема поднималась вновь и вновь, на этот раз в связи с крахом рыболовства и уничтожением лесов. Хардин писал: «В мире, переполненном несовершенными человеческими созданиями, взаимоуничтожение неизбежно, особенно, если это никто не контролирует. Это и есть трагедия общин».


На сегодняшний день, сценарий приобретает самый эпический масштаб. Общины – это и есть вся планета. Глобальное потепление – надвигающаяся трагедия. Не то, чтобы мир безразличен к увеличивающемуся риску катастрофы. Потребители, промышленники и правительства принимают меры по сокращению концентрации углекислого и других парниковых газов в атмосфере. Но существует лишь одна внятная международная программа по борьбе с глобальным потеплением – это Киотский протокол. А страны, ратифицировавшие этот протокол в 1997 году, отстают даже от минимального уровня сокращения, которое, как говорят ученые, может предотвратить ужаснейшие эффекты климатических изменений. Но Европа не смогла достичь этих целей. Две страны-рекордсмены по загрязнению – США и Китай, не присоединились к этой инициативе, утверждая, что она губительно повлияет на их экономический рост.


Критики утверждают, что главным образом, Киотский провал состоит в том, что развивающиеся страны, такие, как Китай и Индия, полагаются на дешевые, но загрязняющие атмосферу энергетические ресурсы, такие как уголь, и не участвуют.  С тех пор, как было подсчитано, что к 2030 году развивающиеся экономики будут ответственны за половину всех выделяемых парниковых газов, бывший британский премьер-министр  Тони Блэр заявил на встрече с премьер-министром Японии Ясуо Фукуда, посвященной изменению климата, что «идея решать эту проблему без учета мнения Китая, было бы явным абсурдом».


К счастью, план по борьбе с глобальным потеплением все еще в силе. Срок Киотского протокола истекает в 2012, и сейчас идет поиск улучшенного, более комплексного плана. 7 июля лидеры индустриально развитых стран встретятся на саммите Большой Восьмерки в Тояко, Япония. На повестке дня будет стоять вопрос о глобальном потеплении и повышении важности этого вопроса. Крайний срок для утверждения нового соглашения – декабрь следующего года, на который запланирована встреча Рамочной Конвенции ООН об изменении климата в Копенгагене. «На этой стадии у нас нет времени для разногласий  лидеров G-8», - говорит Киоши Курокава, советник администрации премьер-министра Фукуды по науке.


Так же, как это было раньше, Япония играет лидирующую роль в решении этой проблемы. Экономика страны является второй в мире по величине и превосходит многие другие страны по энергоэффективности – например, Япония использует примерно половину энергии от того количества, которое использует США для получения выгоды от общего объема производства. Япония также ставит себе очень жесткую цель по сокращению выбросов углерода в рамках Киотского протокола. К 2012 году страна должна сократить выбросы парниковых газов на 6% от уровня 1990 года. Общая цель Киотского протокола – 5,2%. Но вряд ли Японии это удастся. На данный момент, страна выделяет на 7% больше парниковых газов, чем в 1990 году.  


Как странам преуспеть в процессе сокращения выделяемых газов? Вокруг центрального механизма Киотского протокола по сокращению выбросов ходит много споров. В рамках «системы ограничения и торговли выбросами», страны согласились снизить объем выбросов до определенного количества за определенное время. Это что касается ограничения. Под торговлей подразумевается создание рынка для продажи и покупки углеродных кредитов, а это означает право на выделение конкретного количества парниковых газов. То есть, компании, которые не могут снизить количество выделяемых газов, должны брать кредиты у тех, кто загрязняет меньше. В сущности, покупатель платит штраф за загрязнение, тогда как продавец получает бонус за снижение выбросов в большем количестве, чем предусматривалось соглашением.


 


В теории, торговля углеродными кредитами создает экономический стимул для того, чтобы компании и страны начали бороться с загрязнением. Но критики говорят, что на практике «систему ограничения и торговли выбросами» трудно контролировать, на нее легко влиять, а когда ее пытаются применять в международных масштабах, она стремится к наказанию развивающихся государств. Частично это происходит из-за того, что индустриальные страны развиваются быстрее (и повышают уровень использования энергии тоже очень быстро), чем развитые страны, следовательно, ограничение выбросов выступает в роли ручного тормоза экономики. Также, более бедные страны не могут позволить себе более современные и чистые технологии. Модернизация в этом направлении – затратное дело, и отбирает у стран конкурентное преимущество на мировом рынке.


Китай, Индия и другие развивающиеся страны находятся в поисках решения этой проблемы, Япония ратует за перемены. На Всемирном экономическом форуме в Давосе в январе Фукуда представил схему под названием «секторальный подход», которая стремится снизить уровень выбросов с помощью отдельных отраслей, а не ограничивать выбросы по странам. Простыми словами, идея состоит в том, чтобы концентрироваться не на странах, а на промышленностях, которые загрязняют атмосферу наиболее сильно. А также направлять инвестиции в более чистые индустрии. Но разговоры на эту тему могут быть испорчены подходом «мы против них», думая, что запутывая международный диалог между развитыми и развивающимися странами, «мы получим возможность открыть новое направление», -  говорит Ичиро Камошита, министр охраны окружающей среды в Японии. Министерство иностранных дел Японии называет это подход «справедливым, беспристрастным и научно обоснованным».


Вряд ли это действительно так. Существует множество различных предложений по претворению в жизнь секторального подхода. Ниппон Кейданрен, одна из крупнейших и наиболее консервативных Японских компаний-бизнес лобби, тесно связанных с правительством, призывает анализировать и брать под наблюдение каждый индустриальный сектор, например, сталь и цемент, и его уровень производства, а также его успехи в области «зеленых» технологий. Цель состоит в установлении реалистичных, добровольных задач по снижению уровня выбросов, которые могут быть взяты на вооружение каждой страной. Представители Кейданрен говорят, что этот подход будет стимулировать технические инновации, в то время, как «система ограничения и торговли выбросами» будет подрывать поиски и развитие экологически чистых технологий, так как заставляет загрязнителей платить углеродные кредиты, хотя лучше вложить эти деньги в развитие «зеленых» технологий.


Япония подсластила пилюлю развивающемуся миру. На январском саммите в Давосе Фукуда предложил программу под названием Cool Earth Partnership, которая подразумевает международные усилия по развитию энергоэффективных технологий в развивающихся странах. Япония пообещала вложить 10 миллиардов долларов в следующие 5 лет, чтобы дать старт этой программе. Вместо того, чтобы ставить цели по снижению количества выбросов, управляющий экологической группой компании Кейданрен Масами Хасегава говорит, что нужно сосредоточиться на передаче технологий и финансировании, и тогда развивающиеся страны будут рады перенять секторальный подход.


Но критики говорят, что это предложение лишь легкий и не слишком честный путь для Японских корпораций избавиться от обременительных требований. Вице-председатель саммита G-8 Юрика Аюкава заявляет: «Для бизнесменов - это способ избежать обязательного контроля». «Энергоэффективность в Японии гораздо выше, чем в большинстве стран, и поэтому Япония считает, что не должна предпринимать что-либо для снижения количества выбросов». Другие говорят, что система, основанная на добровольном соблюдении установленных требований может применяться только в социально-целостной и экологически сознательной Японии, но не в глобальном масштабе, где в бизнесе преобладает эгоистичный подход. «Японская сталелитейная компания Nippon Steel может считать, что секторальный подход весьма полезен, но в американской металлургической компании Alcoa в это верят с трудом» - заявил Доминик Вогрей, глава Экологической инициативы Всемирного экономического форума.


Кроме того, «система ограничения и торговли выбросами» пока что лучшее решение из всех предлагаемых. Она уже действует в Европе, а также стала основой природоохранного законодательства, обсуждаемых в Конгрессе США (законопроект еще не вступил в силу, но ожидается, что некоторые из его пунктов будут вынесены на рассмотрение в следующем году). «[На саммите G-8] Япония осознает, что «система ограничения и торговли выбросами» по всему миру воспринимается как более предпочтительный способ», - говорит Роберт Ставинс, руководитель Гарвардской экономико-экологической программы. Но все же, начальник управления по международным вопросам в MOFA Койи Цуруока предполагает, что эта система и секторальный подход могут сосуществовать», по мере приближения к всемирной цели по сокращению выбросов. «Секторальный подход — это инструмент, а если этот инструмент усовершенствовать, он может быть очень эффективным».


Однако пока Фукуда является председателем саммита G-8 в Тояко, он может не продвинуться достаточно далеко с секторальным подходом. Некоторые наблюдатели считают, что конференция будет считаться более удачной, если для начала будет достигнута более скромная цель — присоединение США к другим государствам в рамках достижения долгосрочной цели по снижению количества выбросов на 50% к 2050 году. Эта цель была объявлена канцлером Германии Ангелой Меркель и бывшим премьер-министром Японии Шинзо Абе на саммите G-8. «В этом году на саммите в Японии необходимо будет согласовать глобальные задачи на 2050 год, а также сформулировать ряд мероприятий, которые будут проводиться в следующем году», - заявит Блер во время своего последнего визита в Токио.


Но дьявол прячется в деталях. «Пост-Киотские соглашения, возможно, станут наиболее сложными для исполнения», заявил Теодор Рузвельт IV, председатель Совета ООН по изменению климата, который руководит проектами инвестиционного банка США Lehman Brothers по предотвращению глобального потепления. Никто не говорил, что «Трагедия общин» Хардинга неизбежна. Но предотвращение всемирного экологического краха может потребовать беспрецедентного уровня международного сотрудничества и жертвенности. 

- 0 +    дата: 7 июля 2014    переводчик: Шпонько Валерия Дмитриевна    язык оригинала: английский    Источник: http://content.time.com/time/specials/packages/article/0,28804,1819678_1819686_1819688,00.html