MirZnaet.ru

Лучшее из переведенного

Better late than never / Лучше поздно, чем никогда (главы) просмотров: 864

Глава 12.


В воскресенье Дженна обедала с отцом в настоящем ресторане, с настоящими льняными салфетками.


- Как твоя курица? - спросил ее Стюарт.


- Вкусная, - ответила она. Конечно, Дженна и раньше много раз ела курицу, но никогда не пробовала ничего подобного, в соусе с грибами.
Ее отец ел какую-то рыбу. В ней было очень много мелких костей, которые он должен был бы выбирать из мяса. Это не понравилось бы Дженне, и отец не возражал против косточек. Такого человека, как Стюарт Келли, когда-то жившего в одиночестве на пляже в течение месяца и рыбачившего для пропитания каждый день, не побеспокоят несколько костей. Его жизнь была так удивительна!
- Ты, правда, работаешь в африканском сафари? - спросила его Дженна.
- Только пару недель, - ответил он. – И это было не тяжелое сафари для охотников.
Еще одна вещь, которая ей нравилась в нем - отец не хвастается всем, что сделал. Он говорил сухо о своих приключениях.
- Хорошо, - сказала Дженна с облегчением. - Мне не нравится идея убийства животных. Она посмотрела на свою тарелку. – Тем не менее, я ем их. И это делает меня лицемерной.
- Я чувствую себя точно так же, - признался Стюарт, и еще раз Дженна почувствовала тепло и счастье, которые в последнее время и так часто испытывает. У них с отцом было так много общего!
Хотя, одна вещь ее все же беспокоила. Как может человек, который жил такой интересной жизнью, внезапно переехать сюда и осесть здесь с постоянной работой и семьей? Сейчас это были ее фантазии, и она упорно пыталась позволить природному пессимизму и недоверию взять верх, но рассказы продолжали оживать в ее голове. Дом с двором. Мать, отец, может быть, собака, может быть, даже маленький брат или сестра ...
- Стю? Стю Келли?
Краснолицый мужчина в яркой гавайской рубашке остановился возле их стола. Ее отец встал.
- Арни! Рад тебя видеть! - Двое мужчин пожали друг другу руки.
- Когда мы виделись - десять лет назад? Больше? - спросил Арни. – Ты надолго в городе?
- Я не уверен, - сказал Стюарт. Он повернулся и подмигнул Дженне. - Зависит от того, как все получится.
- Чем занимаешься здесь?
- Не очень многим. Я сейчас мечусь между работами. Деньги на исходе, так что надо осмотреться.
Еще раз Дженна почувствовал прилив восхищения. У него не было много денег, но он наскреб достаточно, чтобы его дочь могла пообедать в ресторане, где не пришлось стоять в очереди у прилавка. Она мысленно сделала себе заметку не заказывать десерт.
Витиеватый человек кивнул в сторону противоположного конца ресторана.


- Ну, если у тебя есть несколько долларов, и чувствуешь, что удача на твоей стороне, то задняя комната может заинтересовать.
- Задняя комната?
- Там каждое воскресенье во второй половине дня собираются игроки в покер. Хорошие парни, и ставки не слишком высоки. Я иду туда сейчас. Хочешь присоединиться к нам?
- Нет, спасибо, - сказал Стюарт. - Я провожу день с моей дочерью.


Он познакомил их. Стюарт и «большой» человек пообещали друг другу оставаться на связи, и Арни ушел играть в заднюю комнату.
- Покер - сложная игра? - спросила Дженна.
- Не совсем. Однако, трудно выиграть. Многое зависит от сдачи карт, так что удача является главным фактором. И чтение мыслей.
Дженна глаза расширились.


- Чтение мыслей?
Стюарт рассмеялся.


- Не в буквальном смысле, Дженна. Ты когда-нибудь слышала выражение «непроницаемое лицо»?
- Нет.


- Это когда выражение чьего-то лица ничего не говорит тебе о мыслях человека. Игрок исходит из того, что в покере часто нужно блефовать и делать вид, что карты лучше или хуже, чем они есть на самом деле. Другие игроки будут исходить из того же и повышать или понижать карты, чтобы сбить тебя, но если повезет, ты можешь выиграть.
Дженна не знала, что имел в виду отец, говоря про повышение или понижение карт, но у нее появилось общее представление об игре.


- Ты должен угадать, какие карты держат другие люди?
- Совершенно верно. И если у игроков хорошее «непроницаемое лицо», это не так просто. Как насчет десерта?
- Нет, спасибо, - отказалась Дженна.


Стюарт тоже не хотел десерт и попросил официанта принести ему счет, что тот и сделал.


- А теперь, чем бы ты хотела заняться сегодня? Как насчет кино?


Он открыл бумажник и вынул деньги. Дженна видела, что там осталось их довольно мало. Она старалась думать о вещах, за которые им не пришлось бы платить.


- Знаешь, чем я на самом деле хотела бы заняться? Посмотреть на настоящую игру в покер.
Стюарт был удивлен.


- Почему?
- Мне нравятся карточные игры, и я хочу посмотреть, как играют в эту.
Стюарт улыбнулся.


- Боюсь, что это не спорт для зрителей. Те ребята в задней комнате не захотят, чтобы мы наблюдали за ними.
- А что, если ты будешь играть? – спросила Дженна. – Позволят ли они мне посидеть с вами?
Отец весело посмотрел на нее.


- Ты, правда, этого хочешь?
Дженна энергично закивала головой. Он пожал плечами.
- Мы можем спросить.
В задней комнате был бильярдный стол, настольный футбол и пара столов, где люди играли в карты. Когда Арни поднял голову и увидел Стюарта с Дженной, он махнул им.
- Эй, мы только собираемся начать новый раунд. Хочешь присоединиться?
- Вы не возражаете, если мой ребенок посидит со мной? – спросил Стюарт.
Один из мужчин усмехнулся.


- До тех пор, пока она смотрит только в твои карты.
Стюарт поставил два стула, и они сели. Дженна вздрогнула, когда он добавил деньги из кошелька, где их оставалось и без того слишком мало, в «банк», и карты были розданы.
Дженна не была точно уверена в том, что происходит - все названия и повышения ничего не значили для нее. Но через некоторое время кое-что стало ясно. Карты, которые игрок держал, назывались «рука», и лучшая «рука» выигрывала игру. Иногда, правда, люди претендовали на лучшую «руку», чем была у них на самом деле, чтобы другие игроки сдавались. Это по части блефа.


Но никто не выглядел блефующим, и все это было скучно. Дженна поняла, что совершила ошибку - карточные игры были веселыми, только когда она сама играла в них. Как и сказал ее отец, покер не был зрительским спортом.
Она нашла журнал в углу, и принесла его к своему стулу. Речь шла об автомобилях, и там не было чего-либо более интересного, чем игра в покер, поэтому она снова предалась фантазиям о своей будущей жизни. Ее интересовало, что мать почувствует, когда узнает, что вернулся бывший муж. Будет ли она счастлива? Мама никогда не говорила о Стюарте и не выражала никакого интереса или любопытства в том, где он и что делает. Наверное, потому что уже не думала увидеть его когда-нибудь. Для нее это будет большой сюрприз…
- Дженна? Что думаешь?
Она отбросила свои фантазии в сторону и перевела внимание на отца.
- Что?
- Все сбросили карты – остались только я и мистер Клиффорд. Вот, не знаю, у него лучше «рука», чем у меня или нет.
Она взглянула на «руку» отца. Ситуация казалась ей довольно хорошей: три туза, два короля. Но если у мистера Клиффорда что-то вроде четырех тузов и короля, это не имело значения - Стюарт проиграл бы и мистер Клиффорд забрал бы кучу денег в центре стола.
- Посмотри на него, - отец убеждал ее. - Как думаешь, он блефует?


Дженна посмотрела на человека, сидящего на другом конце стола. Он выглядел дружелюбно, с густыми бровями и широкой улыбкой. Она не имела ни малейшего представления, какие у него были карты - он держал их близко к себе, как и все игроки.  Все, что Дженна могла видеть, так это рубашку карт. Жаль, у нее не было рентгеновского зрения.
Но в некотором смысле оно у нее было. Даже если она не могла видеть карт, мистер Клиффорд, вероятно, думал о них.
Она знала, что это неправильно, но не могла сопротивляться. Было бы ужасно, если б Стюарт проиграл свои деньги и уехал. Такая перспектива заставила Дженну пойти на это.
И она была права о том, что происходит в мыслях мистера Клиффорда. Карты разложились в ее сознании - два туза, два валета и десятка. Она не знала стоимость  наверняка, но ей казалось, что рука ее отца была сильнее.
- Я не думаю, что ты должен сбрасывать.
Он и не стал, а поднял ставку, которая Дженне показалась сумасшедшей, потому что у него не было таких денег. Но мистер Клиффорд показал свои карты, и оказалось, что Стюарт выиграл.
Мистер Клиффорд не сердился. Он поздравил Стюарта и сказал:


- У твоей дочери хорошая интуиция.
Стюарт кивнул.


- Да, думаю, буду держать ее при себе, - сказал он весело.
Когда Дженна увидела, сколько денег выиграл отец, то была очень довольна.


- Я рада, что не ошиблась, - сказала она ему.
- Но ты знала, что не ошиблась, не так ли? Ты читала его мысли.
Она созналась.


- Но это, я полагаю, обман, да? Мне, наверное, не следовало этого делать.
Стюарт засмеялся.


- Это лишь один из способов подсмотреть.
Дженна не была уверена, что именно он имел в виду, но отец был не в обиде на нее, и только это имело значение.
Стюарт настаивал на небольшом подарке для нее в честь выигрыша, и она позволила ему купить ей футболку - черную, конечно, с блестящими серебряными звездами по всей ткани.
- Спасибо, - сказала она. – Ты когда-нибудь делал временное тату?
- Пока нет. А ты?
Она колебалась, затем со смущенной улыбкой сняла кофту и показала предплечье правой руки, где слово «Папа»  было выведено красным цветом.
Стюарт положил руки ей на плечи.


- Вот это моя девочка.
Казалось, она ждала этого момента всю свою жизнь. Не то, что бы Дженна вгоняла себя в  депрессии по поводу отсутствия отца - как и ее мать, она никогда не думала о нем много. Но сейчас Дженна была одна, так что лучше поздно, чем никогда.
Когда они вернулись в дом Трейси, миссис Дейвон упрашивала Стюарта остаться на ужин. Пока взрослые пили свои коктейли, Дженна побежала в комнату Трейси, чтобы показать свою новую футболку.
- Знаешь, что? – сказала она подруге. – Я счастлива!
- Так и должно быть, - ответила Трейси. – Отличная футболка.
Дженна взяла подушку и шутливо бросила ее в Трейси.


- Не только из-за этого. Трейси, я думаю, что он и правда собирается остаться! Как только моя мать выйдет из больницы, папа поговорит с ней. И они могут вернуться вместе!
- Не увлекайся, - предупредила ее Трейси. – Твоя мать даже не знает, что он вернулся в город. Она, возможно, не захочет его даже видеть.
- Ты с ума сошла? - Дженна взвизгнула. Она бросилась на кровать и уставилась в потолок. - Он красивый, смешной и просто хороший... Кто не захотел бы быть с таким человеком?
- У него нет работы, не так ли?
- Но он может получить ее. Ты не поверишь, какие интересные работы у него были: на корабле, в лагере сафари, на Аляске…
- В самом деле? Вот, что он сказал?
Дженна села.


- Думаешь, он лжет?
- О, нет, - быстро сказала Трейси. - Просто необычно, что у него было такое разнообразие работ. Чем вы сегодня занимались?


- Мы пообедали в ресторане, а потом играли в покер. Ну, мой отец играл. Я просто наблюдала. И он победил!
- Ему повезло, - сказала Трейси.
- Это была не удача, - призналась Дженна и рассказала Трейси о чтении мыслей другого игрока.
Вероятно, не стоило этого делать - Трейси была уж очень честной, и Дженна не удивилась, когда подруга стала ругать ее.
- Это было глупо, - сказала она укоризненно. - Я уверена, Стюарт не обрадовался бы, если б знал, как ты это сделала.
- Он знает, - призналась Дженна. – Я сказала ему.
Трейси посмотрела на нее с любопытством.


- И какова была его реакция?
- Он рассмеялся.
Трейси пришла в ужас.


- Ты шутишь!
- У меня хороший отец, - сообщила ей Дженна. - Он не читает нотации и не указывает, как себя вести.
Трейси что-то пробормотала, что Дженна не смогла услышать.
- Что ты сказала?
- Я сказала..., это выглядит не очень по-отечески.
Дженна уставилась на нее.


- Что это должно означать?
- Ничего.


В воздухе на мгновение повисло неловкое молчание, которое Дженна поторопилась прервать.


- Тебе не нравится мой отец?
- Нравится, - ответила Трейси. – Просто...
- Что?
- Ну, он появляется из ниоткуда, говорит, что твой отец, и вдруг вся твоя жизнь меняется. Я просто не хочу, чтобы ты потом разочаровалась.
- Почему я должна разочароваться? – спросила Дженна в недоумении. Затем, что-нибудь другое Трейси сказал эхом в ушах. "Что вы имеете в виду, он говорит, что он мой отец? Не верю, что он мой отец?"
- Я не знаю, - ответила Трейси. – Может быть. Но твоя мать еще не видела его. И ты веришь ему, потому что не можешь прочитать его мысли. Чего случиться не должно было.
- Моя мать могла бы быть дома, когда он пришел к нам, -  заметила Дженна.
- Но ее не было, -  сказала Трейси. - А может быть, он знал об этом.
- Это не имеет никакого смысла, - заспорила Дженна. – Зачем ему врать о своем отцовстве? Болтаться со мной? Он же не больной!
- Нет, я имела в виду не это, - поспешно сказала Трейси. – Просто тебе нужно относиться к этому спокойнее. Не спеши делать какие-то выводы.
Дженна посмотрела на нее.


- Мне нравятся мои выводы.
Трейси промолчала, а затем с полуулыбкой предложила Дженне:


- Извини, я не должна так говорить о нем. Так или иначе, это не мое дело. Давай поговорим о чем-то другом.
- Хорошо, - сказала Дженна. - Что ты сегодня делала?
- Практиковалась в исчезновении.
- Да? Ну и как?
- У меня получается все лучше, - ответила ей Трейси. – Я смогла оставаться невидимой целую минуту. По крайней мере, думаю, что была полностью невидима. Трудно сказать, глядя в зеркало. Возможно, оставались очертания тела, которые я не увидела.
- Попробуй сейчас повторить, и я скажу тебе, будешь ли ты невидима, -  предложила Дженна.
Трейси наморщила лоб и посмотрела на Дженну.


- Хорошо, - сказала она, наконец.


Трейси подошла к Дженне.


- Если я исчезну, засеки время, чтобы я знала, сколько смогу оставаться невидимой.


Она вручила Дженне свой сотовый телефон и показала функцию секундомера, потом отступила на несколько шагов.
Дженна внимательно наблюдала за подругой. Трейси стояла неподвижно с закрытыми глазами. Она дышала ровно и спокойно, сконцентрировавшись.
И вдруг начала исчезать. Сначала это было практически незаметно. Дженна подумала, что это было ее собственное воображение или принятие желаемого за действительное. Но потом она стала видеть сквозь Трейси. Ее подруга была сначала  полупрозрачной, а затем совсем прозрачной. Дженна перестала видеть ее вообще.
Она включила секундомер. Ее, кажется, еще раздражало то, что Трейси относилась к Стюарту с подозрением. Но у девушки до сих пор не было легкой жизни - ее игнорировали дома и мучили в школе - так что, вероятно, ей трудно принимать людей или верить в них. В конце концов, Стюарт покорит ее своим обаянием.
Сколько Трейси могла оставаться невидимой раньше? Целую минуту? Этот отрезок времени уже был пройден. Уже прошла минута и 19 секунд…
Формы начали появляться, и Дженна остановила секундомер.


- Одна минута и двадцать две секунды, - заявила она, когда Трейси снова стала полностью видимой.


- Почему ты так запыхалась?
Трейси задыхалась, и ее кулаки были сжаты.


- Думаешь, чтобы исчезнуть, не надо затрачивать энергию?
- Не думаю, что это марафон, - прокомментировала Дженна. – Я проголодалась. Твоя мама приготовила что-то, помимо коктейлей?
- Иди посмотри, - сказала Трейси. – Я скоро спущусь.


Она все еще тяжело дышала, и Дженна увидела странное, болезненное выражение на ее лице, прежде чем Трейси отвернулась.


«Очевидно, что исчезновение требуется гораздо больше энергии и усилий, чем чтение мыслей», - подумала Дженна и побежала вниз по лестнице. «С другой стороны, невидимость может реально помочь в игре в покер…»


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


Глава 15.


- Ну, все, - сказала миссис Престон. – Я звоню врачу.


Аманда подняла глаза.


- Почему?
- Потому что ты не проронила ни слова с тех пор, как мы сели обедать. Не говоря уже о том, что ты едва притронулась к своей любимой лазанье, - женщина встала из-за стола и подошла к телефону.
Аманда поспешно нагребла себе вилкой лазаньи.


– Я ем! – закричала она.
- Слишком поздно, - ответила мать Кена. – Что-то с тобой не так, и я собираюсь выяснить что.


Мгновение спустя она вновь появилась.


– Офис врача закрыт. Но я завтра утром первым делом я позвоню ему снова.
Сейчас Аманда могла не беспокоиться об этом. У нее были другие заботы. Как воскресить мертвых, например.
Не кино, когда зомби выползают из земли, а вампиры из гробов. Просто оживить мертвеца, чтобы он был таким же, как раньше.


Аманда не была глупой и не верила в магию или перевоплощение, или во что-нибудь вроде этого. Но посмотрите на нее - она могла оказаться в чужом теле. Это не было научно-обоснованным - никто не мог объяснить. То же самое относилось и к каждому ученику в классе одаренных. Они могли делать необъяснимые вещи. Читать мысли, видеть будущее, заставлять вещи двигаться без физического воздействия на них - ни один из этих навыков не имеет никакого объяснения в логическом мире. Поэтому, возможно, один из них мог бы вернуть мертвого к жизни, но только не знает еще об этом. Почему бы и нет? Это не было бы таким безумием, которым они только и занимались. Вопрос - кто будет вероятным кандидатом? Чей дар может распространяться на что-то подобное?
Во время ее "свидания" с Риком в тот вечер она не озвучила свой план. Аманда позволила разговору продолжаться в привычном русле. Рик говорил о своих мечтах, целях и амбициях - вещи, которым никогда не суждено было сбыться теперь, когда он был мертв. Это не звучало «депрессивно», хотя она вскоре выяснила, почему.
Аманда задала вопрос, который давно мучил ее с тех пор, как они познакомились.
- Каково это быть там, где ты находишься?
- Прекрасно.
- Можешь рассказать мне об этом?
- Трудно описать. Это просто невероятно счастливое место, полное любви.
- Я хотела бы увидеть его.
- Когда-нибудь увидишь. Через некоторое время. Ты не из тех, кто попадает в глупые аварии на мотоциклах. И тебе придется подождать, пока придет твое время.
Аманда поняла. Не то, чтобы она пыталась попасть туда и быть с Риком. Нет, она хотела, чтобы он остался здесь, в ее мире. Каким бы красивым ни был его мир, она предпочитала остаться в живых.
Таким образом, они заговорили о других вещах. Аманда призналась, что мало думает о своем будущем. Рик говорил о колледже. Он никогда там не был, конечно, но его старшему брату нравился колледж. Рик сказал Аманде, что та стала бы прекрасным учителем, потому что умела хорошо самовыражаться, высказывать свои мысли. Никто никогда не говорил ей этого раньше, в основном, потому что это не было правдой.
Аманда рассказала Рику о своей семье, о том, что она единственный ребенок, и как сильно была испорчена, будучи всегда в центре внимания. Она описала свое переселение в другое тело, чужое.
Аманда опускала некоторые подробности своей жизни, не говорила о том, как всегда с так называемыми подругами сидела вместе за обедом и критиковала других девочек. Она не сказала ему, как часто ходила по магазинам для покупки одежды и косметики, обуви и средств по уходу за волосами.
Рик говорил о книгах, которые он читал, когда был жив. Он был хорошим читателем. Названия пары книг были знакомы, но только потому, что они были обязательны для чтения в школе, и даже тогда, Аманда использовала краткое содержание, чтобы не тратить драгоценное время телевидения на чтение. Она не знала большинства книг, о которых говорил Рик, но брала их названия себе на заметку, чтобы прочитать в будущем. Этот мертвый парень изменит ее жизнь. И, может быть, только возможно, он не останется мертвым.


В классе одаренных на следующий день Другая Аманда сдавала свой доклад о том, как ее дар может повлиять на выбор карьеры. Реальной Аманде повезло - она не стала бы этого делать. Конечно, рано или поздно Кен сдал бы свой доклад. Другая Аманда не удивила ее. Аманда знала себя слишком хорошо.
- Я не думаю, что в моем даре есть что-то хорошее, и он не сможет мне поспособствовать  в будущем. Я хочу иметь сказочную жизнь, но не могу, потому что переселяюсь в людей, которых мне становится жаль. Так что моя цель заключается в потере дара, что поможет мне достичь поставленных целей.
- Каких? – спросила Мадам.
- Если я вырасту еще на несколько дюймов, то могу стать моделью. Если не вырасту, то полагаю, могу стать кинозвездой.
- Тебе нравится актерская деятельность? – спросила учительница.
- Не знаю - я никогда не пробовала.
- Ты не занималась в драматическом кружке здесь, в школе?
Другая Аманда закатила глаза.


- Нет, они не мой тип.
Аманда-Кен увидела нечто, что Другая Аманда не заметила бы – все одноклассники смотрели на нее. Эмили и Трэйси обменивались раздраженными взглядами. Сара качала головой. Дженна казалась озабоченной, как если бы она даже не слушала отчет, Мартин и Карл шептались, и оба поглядывали на Другую Аманду с выражениями не из приятных. Кен, вероятно, знал, как она себя чувствует. Испытывает отвращение. К себе самой.
В то время как Другая Аманда продолжала рассказывать о своих жизненных целях, которые по существу заключались в том, чтобы быть богатой, красивой и весело проводить время, Аманда-Кен оглядела комнату и задалась вопросом, кто мог бы вернуть Рика назад. Ей казалось, что Сара была наиболее вероятным кандидатом. По крайней мере, у нее самый мощный дар, даже если она отказывалась его использовать. Аманда поговорила бы с ней. . .
- Что думаешь, Рик? Та девушка может заставлять людей делать вещи, которые они, возможно, даже не хотят. Мне интересно, может быть, у нее есть дар, о котором она не имеет никакого понятия.
- Например?
- Возвращение людей назад. Оттуда, где ты находишься. Таким образом, мы могли бы быть вместе.
Не было никакого ответа.
- Рик?
- Я здесь. Я слушаю.
- Я бы, наверное, рассказала ей всю историю, о том, что я сейчас в теле Кена, и влюбилась в тебя. . .
Аманда остановила себя. Использовала ли она раньше это слово по отношению к нему? И не было ли это излишним?


- От этого не будет никакой пользы.
- Почему?
- Потому что это не может произойти. Такой власти не существует. Ее нет за пределами фильмов и историй.
- Но я не могу остаться внутри Кена навсегда! Его родители думают, что он болен - его мать берет меня к врачу завтра. Я не знаю, как и когда вернусь в свое тело, но это произойдет. Рано или поздно.
- Я знаю.
- Тогда что же мы будем делать? Как только я вернусь, мы даже не будем в состоянии поговорить!
- Я знаю.
- Ты уже второй раз это говоришь! У тебя есть какие-нибудь идеи?
- Только одна. Мы должны прекратить наше общение. Сейчас.

Должно быть, она громко ахнула, потому что все в классе смотрели на нее.
- Кен? Ты в порядке?
- Гм, меня тошнит. Можно выйти?


Мадам быстро освободила Аманде-Кену проход, и та поспешила выйти из комнаты. Она сбежала вниз два этажа в подвал, в туалет, которым никто не пользовался, тот, куда она всегда ходила, когда нуждалась в полном уединении.
- Ладно, я вернулась. Почему мы должны прекратить общение сейчас? У тебя нет чувств ко мне?
- Конечно, есть. Вот, почему мы должны остановиться. Иначе все станет гораздо сложнее.
- Но это несправедливо! Нет, если ты любишь меня, и я люблю тебя!
- Несправедливо погибнуть в аварии на мотоцикле, когда тебе восемнадцать лет. Несправедливо, что люди голодают. Несправедливо, что плохой человек может добиться успеха, а хорошему это не удается.
- Мне плевать на других - я говорю о нас!
- Не думаю, что это так. Конечно, тебе совсем не плевать на других людей. Ты такой человек.
Такая ли она? Аманда не была так уверена.
- Я не хочу потерять тебя!
- Я буду в твоей памяти. Ты будешь в моей.
- Этого недостаточно. Я хочу большего.
- Ох, Аманда, но ты не можешь. И должна знать это.

Но она не знала. У нее всегда было все, что пожелает ее душа, и Аманда не собиралась останавливаться теперь: не тогда, когда она нашла того, с кем хотела быть больше всего на свете. Это не могло происходить с ней, Амандой Бисон! Она не позволит разбить свое сердце! Они связаны, она и Рик. Они должны были быть вместе ...
Но откуда-то далеко, из глубины души, Аманда услышала слабый голос.
- Прощай, моя любовь.
И она теперь была не в туалете.
А сидела на своем месте в классе одаренных. На своем обычном месте - месте Аманды. Мадам смотрела на нее с интересом. И девушка не думала, что это из-за ее доклада.
Но Мадам лишь произнесла:


- Спасибо тебе, Аманда. Сара, не желаешь быть следующей?
Аманда не слышала, что ответила Сара. Голова кружилась, и она пыталась восстановить контроль над собой.
Как она сюда попала? Было ли это сила ее эмоций, которая вернула ее обратно в свое тело? Эмоции, в которых раньше она никогда не призналась бы себе?
В классе открылась дверь, и вошел ошеломленный Кен.
- Тебе лучше? - спросила Мадам, проницательно глядя на него.
Он кивнул и сел на свое место. Кен посмотрел на Аманду, а затем быстро отвел взгляд. «Он смутился», - подумала Аманда. Он знает, что я использовала его, и чувствует себя неловко. Не говоря уже о том, что он был в туалете для девочек.
Она дождалась звонка с урока, чтобы подойти к Кену, прежде чем тот встанет.
- Привет… -  сказала она, в неопределенности относительно того, как он отреагирует.
В конце концов, Кен посмотрел прямо на нее.


- Что случилось?


Итак, он знал, что не был собой, и Аманда в этом замешана. Она поняла: сейчас стоит быть честной.
- Я была внутри твоего тела. Я видел тебя, наблюдающим за тренировкой футбольной команды. Ты выглядел очень печально, и мне стало жаль тебя, а потом, ну, это просто произошло.
Ладно, она не была абсолютно честна. Но он не должен был знать ее истинные мотивы. Главным образом, потому что эти мотивы исчезли, когда Рик пришел в ее жизнь.
- Как ты себя чувствовал? – спросила она. – После того, как я побывала внутри тебя?
- Я не знаю, - сказал он. – Это было похоже на сон, все размыто и ... и нереально. Как будто я и здесь, и где-то далеко в то же время... – Кен посмотрел на нее растерянно.


Она почти понимала, как он себя чувствует. Это, наверное, очень…лично и интимно чувствовать кого-то внутри себя. Забавно, Аманда никогда не думала, что Трейси почувствовала, когда она покинула ее тело. Но тогда, Аманда Бисон вообще не думала о чувствах других людей.
- Что ты заставляла меня делать? – вдруг спросил Кен.
- Ты дал мне стих, - призналась она. Даже сейчас, говоря это, Аманда знала, что стоило промолчать, потому что Кен  обязательно спросил бы…
- Зачем?
Она призналась:


- Я хотела понравиться тебе.
Реакция оказалась не очень лестной. Кен смутился. Кроме того, он, казался, любопытным.
- Стихи хотя бы были хорошими? – спросил он.
- Да. Но я не оценила их.
Он кивнул.


- Мне нужно идти.
Аманда смотрела ему вслед и спрашивала себя, будут ли между ними когда-нибудь отношения какого-либо рода. Конечно, он не был удивлен, узнав, что она не оценила стихотворения. Аманде Бисон, которую он знал, было все равно.
Если бы она знала то, что знает теперь - о людях и чувствах. О себе. О боли и печали.
Но теперь она поняла. И, как гласил старый плакат, это мог бы быть первый день ее новой жизни. Она могла бы быть другим человеком, хорошим человеком.
Без Рика. И ей пришлось вернуть старую Аманду.
Потому что воспоминаний ей было недостаточно.

- 0 +    дата: 12 июня 2013    переводчик: Уварова Надежда Михайловна    язык оригинала: английский    Источник: http://www.rulit.net/series/gifted/better-late-than-never-download-free-211281.html